Разделы
      НОВОСТИ          ПРЕСС-РЕЛИЗЫ       ЦЕНЫ        СТАТИСТИКА       СПРАВОЧНИКИ        КАТАЛОГ        ВЫСТАВКИ        ФОРУМ        ДОСКА ОБЪЯВЛЕНИЙ        ПОИСК     
05.03.2024

Акции десятка рыболовных компаний из ДФО могут национализировать по иску Генпрокуратуры

Арбитражный суд Приморского края в марте рассмотрит иски Генеральной прокуратуры к рыбопромышленникам Дальнего Востока на общую сумму 376 млрд рублей. Среди ответчиков — 31 рыболовная компания и 29 физлиц, в том числе известные «крабовые короли» — бизнесмены Дмитрий Дремлюга и Олег Кан. Надзорное ведомство требует взыскать средства в доход государства за незаконную добычу водных биоресурсов и наличие иностранного участия, а компании национализировать, выяснили «Известия». Но изъятие столь крупного бизнеса никак не отразится на внутреннем рынке: для российского потребителя крабы слишком дорогой продукт, поэтому его львиная доля уходит на экспорт, считают эксперты.


Кто такие Олег Кан и Дмитрий Дремлюга


В Приморском арбитраже стартует судебная битва между Генпрокуратурой и «крабовыми королями» Дмитрием Дремлюгой и Олегом Каном — надзорное ведомство пытается взыскать с них и подконтрольных им компаний в совокупности 376 млрд рублей, а сами компании национализировать. Если суд эти иски удовлетворит, некогда всесильные представители бизнеса Дальнего Востока лишатся своей империи по продаже биоресурсов.

Накануне рассмотрения обоих исков по существу (12 и 14 марта) «Известия» узнали подробности громкого процесса. Одной из основных претензий стал факт, что оба ключевых ответчика — граждане иностранных государств. По закону они не могут добывать стратегически важные для страны биоресурсы без специального согласования с правительством.

Гражданин Украины Дмитрий Дремлюга уже около 10 лет живет за границей, но бизнес, как выяснили уполномоченные органы, до последнего времени вел в России. При этом деньги бизнесмен активно выводил из страны, следует из иска. Примерно такая же история и у Олега Кана — у него есть вид на жительство Южной Кореи, он не является налоговым резидентом РФ. Тем не менее его участие в отечественном крабовом бизнесе было таким же активным, как у Дремлюги.

В своем иске Генпрокуратура ссылается на ряд федеральных законов, запрещающих вылавливать водные биоресурсы организациям, которые находятся под контролем иностранных инвесторов. Компании Кана и Дремлюги занимались крабовым промыслом в Приморском крае и Сахалинской области в обход закона, что и стало основанием для принудительного прекращения права на добычу, говорится в документах.

Несмотря на нелегальный характер бизнеса, в его лоббировании были задействованы правоохранительные органы Приморского края и некоторые депутаты, отмечается в материалах дела. Все эти обстоятельства всплыли в ходе совместной проверки Генпрокуратуры, ФСБ и ФАС.

Поданные иски можно считать рекордными по суммам и числу ответчиков — в них фигурируют 31 рыболовная компания и 29 физлиц. При этом с компаний, подконтрольных Дремлюге, прокуроры хотят солидарно взыскать 17,4 млрд рублей, а с компаний Кана и вовсе космическую сумму — 358,7 млрд. Как считает Генпрокуратура, все эти деньги были незаконно получены в ходе сомнительных операций с «крабовыми» квотами иностранных инвесторов и подлежат возврату в казну.

В 2019—2023 годах оба бизнесмена попытались скрыть свое участие в российском крабовом промысле. Они продали доли в уставных капиталах своих компаний и сменили директоров, но межведомственная проверка показала, что фактически все эти компании остались под их прямым контролем.

Рекордный ущерб

С Дмитрием Дремлюгой оказались аффилированы компании «Краб Марин», «Реал Девелопмент», «Рыбный остров», «Мерлион», «Прибрежный лов», «Краб ДМП» и некоторые другие. Все они выступают ответчиками по иску.

Кроме того, как следует из открытых источников, в 2013 году Дремлюга был владельцем 72,67% акций крупнейшего производителя рыбных консервов ООО «ГК «Дальморепродукт». По объему реализации продукции в нулевые «Дальморепродукт» был крупнейшим в России (15% от всего рынка).

Но в 2014 году Дремлюга продал акции принадлежащей ему же сингапурской компании DVS-R Pte. Ltd, а сам скрылся за границей в ходе следствия по так называемому «крабовому делу», которое, впрочем, напрямую его не касалось. Но его близкий родственник, Денис Дремлюга, был гендиректором «Дальморепродукта» с 2013 по 2017 год.

Империя Олега Кана — это компании «Монерон», «Курильский универсальный комплекс», «Приморская рыболовная компания», «Аквамарин», «Севрыб-флот», «Прибой-Т», а также корейская компания OLVES CO., LTD.

Как следует из исков, с 2019 по 2023 год эти юрлица «создавали ложную видимость осуществления экономической деятельности в качестве самостоятельных хозяйствующих субъектов», хотя на самом деле были аффилированы между собой. На основании фиктивных сделок они неправомерно добывали водные биоресурсы, чем причинили ущерб государству на сумму 358,7 млрд рублей, отмечает надзорное ведомство.

«С 2014 года Олег Кан создал на территории Сахалинской области банду и вовлек в свою преступную деятельность в том числе представителей органов государственной власти и правоохранительных органов, которые лоббируют его интересы. Долгое время они бездействовали и мер по пресечению его незаконной деятельности не принимали», — подчеркивается в иске.

В списке лиц, которые прокуратура считает аффилированными с Каном, фигурирует и депутат Сахалинской областной думы Дмитрий Пашов (он также является ответчиком по иску). Прокуроры полагают, что Пашов неоднократно действовал в интересах Кана, принимал активное участие в контрабанде стратегически важных ресурсов и уклонении от уплаты таможенных платежей.

«Известия» направили запросы в компании Кана и Дремлюги об их позиции по выдвинутым искам, а также запросили мнение Дмитрия Пашова.

В доход государства

В иске говорится, что стоимость чистых активов компаний, выступающих соответчиками по иску к Дмитрию Дремлюге, составляет всего полтора миллиона рублей. А активы десяти обществ Олега Кана — 21,8 млрд рублей. Это почти в 16 раз меньше нанесенного ими совокупного ущерба, подсчитали «Известия».

В связи с этим в счет частичного погашения Генпрокуратура просит суд изъять акции этих компаний у собственников и обратить в доход государства.

В ходе предыдущего заседания 24 января суд постановил признать заключенные ранее договоры Росрыболовства с указанными в иске компаниями о закреплении квот на вылов недействительными. Ведомству и его территориальным органам запретили заключать с ответчиками новые договоры, а также совершать действия по реорганизации компаний. На всё имущество ответчиков и доли в уставных капиталах наложен арест.

К перечисленным в исках Генпрокуратуры компаниям действительно есть претензии по наличию иностранного участия и незаконной добычи ВБР, подтвердили «Известиям» в Росрыболовстве. Длительное время эти компании «злоупотребляли правами на добычу водных биологических ресурсов», сообщили там.

«В 2023 году агентство в одностороннем порядке расторгло договоры с компаниями с иностранным участием в Мурманске, Пскове и Приморье», — говорится в ответе.

Те ли это компании, которые указаны в иске, или есть еще и другие компании с иностранным участием, в ведомстве не уточнили, но заявили, что в России «складывается положительная судебная практика по возмещению ущерба от незаконной добычи ВБР».

«Эту работу агентство намерено продолжать», — сказали в Росрыболовстве.


Желающие заработать найдутся


В Федеральном агентстве по рыболовству на вопрос, как именно будет происходить перераспределение рынка, на момент подготовки материала «Известиям» не ответили.

В последний раз аукционы по продаже квот на добычу крабов проводились Росрыболовством с 16—18 октября 2023 года. Они принесли в федеральный бюджет более 214,27 млрд рублей. На торги было выставлено 27 лотов, включающих квоты на вылов крабов в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне, которые распределяются c инвестиционными обязательствами. По ним рыбопромышленники начнут работать в этом году.

Всего на участие в торгах было подано 160 заявок. Победителями стали 13 компаний. Лидером по покупке квот стала группа «Русский краб» — она выиграла семь лотов.

Почему львиная доля рынка рыбных деликатесов принадлежит нелегалам
Председатель Рыбного союза Александр Панин считает, что начатый Генпрокуратурой арбитражный процесс никак не отразится на объемах добычи и продукции на внутреннем рынке.

— В случае расторжения договоров квоты на добычу крабов, скорее всего, будут реализованы через аукцион, а квоты на рыбу перераспределены между добросовестными пользователями, — пояснил представитель бизнеса.

По данным аналитического центра Рыбного союза, вылов крабов в 2019 году составил 92 тыс. т, в 2020 году — 93 тыс. т, в 2021-м — 96 тыс. т, в 2022-м — 97 тыс. т, в 2023-м — более 94 тыс. т (снижение произошло за счет Северного бассейна). Традиционно на экспорт приходится более 90% вылова крабов.

Главные две особенности последнего года: сохранение экспортных цен в иностранной валюте на уровне 2022 года и полное замещение прежних объемов поставок в недружественные страны азиатским направлением.

В 2023-м свыше 95% российских крабов отправляются на экспорт всего в две страны: Южную Корею (60% продукции затем реэкспортируется в Китай) и Китай (35%).

Исполнительный директор Рыбной ассоциации Александр Фомин это мнение разделяет.

— Крабов в России вылавливают почти 100 тыс. т. Из них 95% идет на экспорт. То есть для внутреннего рынка эта ситуация абсолютно ничего не значит. Российские потребители этого продукта практически не видят, а если он и есть, то очень дорогой, не для массового покупателя, — пояснил эксперт.

По его словам, очевидно, что это очень высокорентабельный бизнес, поэтому на место ушедших компаний быстро найдутся другие желающие заработать в этой отрасли.

Источник: Известия
Просмотры: сегодня: 5, всего: 1987

Выставки и конференции по продуктам питания и аграрному рынку


Молочная
промышленность

Рыбная
промышленность

Сахарная
промышленность

Кондитерская
промышленность

Масложировая
промышленность

Кофе Чай Какао

Хлебопекарная
промышленность

Табачная
промышленность

Соки, воды и
безалкогольные напитки

Фрукты и овощи

Мясная
промышленность